Internet
October 9, 2004
@АКЦИЯ
А.Назаров
In Putin We Trust?
Опубликовано 9 февраля'04 Gottfried Helnwein 'American Prayer', 2000 . Речь идет о том, что сейчас в России фактически происходит нивелирование возрастных позиций: различные возрастные группы по многим вопросам имеют сходное мнение. Например, как рассказала представитель компании Romir Monitoring Евгения Крикина, ценностные установки в отношении власти молодого и зрелого поколений практически сравнялись. Причем это можно расценивать как положительное явление. «Это очень хорошо, ведь, чтобы создать свое собственное мнение, человеку нужно иметь базу для него, — прокомментировала она. Бояться такого явления не стоит. Доверие к близким важно. Например, в начале 90-х постоянно возникали семейные конфликты, а сейчас это прошло: все смотрят одни и те же передачи, ходят в одни и те же магазины, и уровень конфликтов в семьях стал ниже».
American Prayer
mixed media (oil and acrylic on canvas), 2000, 213 x 187 cm / 83 x 73''

Cовсем недавно по каналам новостных агентств прошла следующая любопытная и немного жутковатая информация:
«Российская молодежь верит только Богу и Путину
Согласно результатам масштабного исследования Центра социологии молодежи Института социально-политических исследований РАН, молодое поколение россиян не доверяет практически ни одному из властных институтов, за исключением президента и церкви. По данным ИСПИ, гаранту российской демократии доверяют 57,2% респондентов, а церкви - 48,1%. Госдума, Правительство РФ, политические партии и милиция сходных чувств у молодежи не вызывают.
В ходе исследования Центра социологии ИСПИ РАН об отношении молодежи к институтам власти, государственным и общественным структурам было опрошено около двух тысяч человек в возрасте от 15 до 29 лет. <...> Политическим партиям верят лишь 8,2%, Госдуме - 15,8%, милиции - 20,1%, руководителям регионов - 22%, а Правительству РФ - 24,9%. На этом фоне показатель в 48,1% (именно столько респондентов доверяют церкви) и в 57,2% (столько собрал президент России) кажутся невиданной удачей. По мнению авторов исследования, современная российская молодежь вообще не отличается большой политической активностью и не верит в возможность что-то изменить.
По мнению социологов, высокая степень доверия молодежи первому лицу государства во многом объясняется тем, что свои взгляды на социальную и политическую жизнь молодые россияне перенимают от старших поколений — например, от родителей, придерживающихся такой же точки зрения. <...>
Gottfried Helnwein 'American Prayer', 2000Речь идет о том, что сейчас в России фактически происходит нивелирование возрастных позиций: различные возрастные группы по многим вопросам имеют сходное мнение. Например, как рассказала представитель компании Romir Monitoring Евгения Крикина, ценностные установки в отношении власти молодого и зрелого поколений практически сравнялись. Причем это можно расценивать как положительное явление. «Это очень хорошо, ведь, чтобы создать свое собственное мнение, человеку нужно иметь базу для него, — прокомментировала она. Бояться такого явления не стоит. Доверие к близким важно. Например, в начале 90-х постоянно возникали семейные конфликты, а сейчас это прошло: все смотрят одни и те же передачи, ходят в одни и те же магазины, и уровень конфликтов в семьях стал ниже».
Примечательно, кстати, что на этом фоне молодежь явно не желает участвовать в политических событиях. Зато она, судя по результатам исследования ИСПИ, по-прежнему хочет, чтобы Россией руководила сильная личность, и в большей степени стремится к закрытому обществу. Молодым россиянам больше импонирует закрытое общество и возможность свободного предпринимательства в стране. <...>» (РБК)


Все, что ты можешь получить от этой жизни, ты должен отбирать, отгрызать у нее сам. Да, мы нужны Государству. Но только как налогоплательщики и избиратели.


Допустим, что ИСПИ РАН не взял эти цифры с потолка, не придумал их в бреду предвыборной горячки. Тогда, во-первых, с самого начала большое недоверие вызывает эта вилка — от 15 до 29. Вам не кажется, что это довольно таки странно — уравнивать пятнадцатилетних с теми, кто уже прожил свой третий десяток? Это же совсем разные люди —те, кто понятия не имеет, что такое октябренок, и те, кто успел в свое время вступить в комсомол. У этих людей все разное, и бывшие комсомольцы по системе ценностей гораздо ближе к старшему поколению, чем их младшие братья, выросшие в эпоху общедоступного буббль-гума.
Во-вторых, ладно, пусть дело не в этом. Не в методах проведения соцопросов, не в спорной статистике. А в том, что, согласно этой самой спорной статистике, примерно половина из нас доверяет только Путину и церкви. Не доверяет ни Госдуме, не политическим партиям, ни милиции, ни своим губернаторам. О том, что все это — просто разные стороны одной большой медали под названием Российский Истеблишмент, мы, наверное, просто не знаем.


Я что-то этим людям должен? В армии служить? Платить налоги? Give me a f*ckin' break.


И, наконец, в-третьих, что это вообще за критерий такой — доверие? Что это значит —доверять? Делиться сокровенным? Вот вы, например, кому доверяете? Членам своей семьи? Любимому человеку? Друзьям? Одногруппникам? А может быть, вы доверяете партнерам по бизнесу или коллегам по работе? Допустим. Но доверяете ли вы такой мифической и далекой персоне, как Mr. Putin? Вряд ли. В противном случае позвольте вас (и нас — с тем, что вы такие доверчивые) поздравить. Доверие к абсолютно незнакомому человеку из телевизора еще никогда никого ни к чему хорошему не приводило. И массовая шизофрения — это как раз то, что нам всем нужно перед выборами президента.
А кто у нас будет следующим президентом? Правильно, Путин. Путин — секс-символ. Путин — гроза олигархов. Путин — мочи гадов в сортире. Путин — даешь портрет вождя в каждой квартире. Путин, наконец, — кумир молодежи. И что там дальше на повестке дня?
Остается переписать гимн в «Боже, храни ВВП» и возродить старый праздник под названьем Юрьев день.
К чему я веду? Можно, конечно, игнорировать окружающую нас маоцзэдунщину. Никто ведь все равно не пойдет на баррикады с лозунгами «долой культ личности». Да это и не нужно. Баррикады давно уже возведены в нашем сознании, баррикады, из-за которых мы зашвыриваем тухлыми овощами любую попытку навязать нам, что и как думать и делать. А кому-то уже все по фигу. Кому-то уже лень отгораживать свой мозг от вредного воздействия голубых экранов. Вот и получается, что «все смотрят одни и те же передачи, ходят в одни и те же магазины, и уровень конфликтов в семьях стал ниже». Но сейчас пропагандисты режима явно перегибают палку, определяя за нас, кому мы доверяем и за кем готовы идти. Могли хотя бы цифры придумать не такие впечатляющие.
А кому все-таки доверяет сегодняшняя молодежь? Кто не вызывает раздражения своей продажностью и двуличностью, кому можно верить? Не стану отвечать за всю молодежь — по крайней мере, не хочу говорить за ту половину, которая действительно доверяет Большому Брату. Попробую лишь рассказать про молодежь думающую. Как может нормальный, мыслящий молодой человек относиться к окружающей его российской действительности?
Мы не нужны никому, кроме нас самих и очень, очень небольшого количества близких людей. Все, что ты можешь получить от этой жизни, ты должен отбирать, отгрызать у нее сам. Да, мы нужны Государству. Но только как налогоплательщики и избиратели. Ну, еще как сырье для армии. А что это такое — наше Государство? Это, в смысле, та кучка хапуг, которые обманули наших родителей, бабушек и дедушек в 92-м с вкладами в Сбербанке, или нас вместе с ними — в 1998-м с рублями? Те самые отожравшиеся личности в погонах, которые «слили» «Курск» и захват террористов на Дубровке? Те самые безответственные существа, которые замяли убийство Листьева и развязали войну в Чечне? В смысле, я что-то этим людям должен? В армии служить? Платить налоги?
Give me a f*ckin' break.
Вот и все отношение, все «доверие» молодежи к тому, что происходит в России. Сплошные (и, увы, небеспричинные) цинизмы-нигилизмы.
И никакой Путин, никакая церковь, никакие рахитичные СПСы и Яблоки не изменят того факта, что живем мы в этой стране, здесь и сейчас, и предоставлены мы только самим себе. Никакие ветви власти, никакая милиция нам не поможет. Представьте, что завтра взорвут ваш дом. Что произойдет? Введут план-перехват или как там его еще называют, посветят больших дядек в мундирах в телевизоре, объявят о розыске подозреваемых. Спишут происшедшее на чеченский след. И все. Через полгода о вас забудут. Как забыли про взрывы в 1999. Как уже начинают забывать про Тушино. @
Тел.: +7 (095) 209-2351, 229-8991, e-mail: info@akzia.ru
Отношение к персональной информации
Условия, предостережения и оговорки
Копирайт © "@кция.ru mass media" 2001-2004
WebCreator.ru - производство и дизайн веб-портала @КЦИЯ




back to the top